?

Log in

No account? Create an account

По существу

Иногда я пишу о себе, но, как правило, я все придумываю. Поскольку разобраться с тем, что есть что, почти невозможно, я решительно объявляю все написанное вымыслом от начала и до конца.

Feb. 1st, 2014

Жалко, плечи трясутся. Жалко.
И трясущего жалко тоже.
Он ведь тоже змея без кожи.
Жалко птичек и старый ельник.
А слова – не слова, медали –
Прогремят как весенний праздник,
А потом поминай как звали,
Жалко, вспомнить никто не сможет.
От того ли, что ты в батисте,
От того ли, что я в перчатках,
Всем понятно, что мы не просто,
Мы речисты и необъятны.
И, пожалуй, трясутся плечи
Не напрасно, не бескорыстно.
Потому что вся жизнь атласна,
Если бьется в сетях батиста

Tags:

не по сезону опять

Конец лета как конец света.
И как будто забыл что-то
Как дурак. И стоишь где-то
Посреди то ли паперти, то ли Садовой,
Пряча в рукаве то ли шиш с маслом, то ли туз бубновый.
А новое утро как снег на голову,
Потому что казалось, что дальше некуда.
Но трубачи трубят, а девки льют олово,
Предсказывая долгое светлое будущее.

Tags:

не по сезону

Устала и надменно пью боржом,
Буравя проходящих томным взглядом,
Прикрыв свою надменность неглижом.
Но им и неглижа, гляжу, не надо.

Tags:

Feb. 1st, 2014

Опускаю в горячую воду
ногу.
По роду
деятельности
предпочитаю тревогу
Самонадеянности,
Даже по складу характера,
Доставшегося, скорее,
от мутера, чем от фатера,
Предпочитаю обеспокоенность,
высокую температуру.
В силу ли не лучшей скроенности,
Скрываю фактуру,
Или просто кося под дуру,
потому что так проще
скрыть недостатки,
Выдавая их за идиотские повадки,
Или даже задатки
Чего-то большего.
Так.
Опускаю в горячую воду
Руки.
То ли так полежать,
То ли помыться от скуки?

Tags:

Feb. 1st, 2014

В темном городе в подпитии
Переулками дырявыми
Ковыляю по наитию
Бесприданницей вертлявою.

Впопыхах. Слепят прохожие.
Спотыкаюсь о поребрики.
Словно молью изничтоженные
Воробьи сидят нахлебники.

Заверну меж ресторанами
В теплокровную парадную.
Вдоль пролетов тени равные -
Окон сальных дни прохладные.

Tags:

прошлогоднее

Не в том смысл, чтобы отвернуться,
Увидев себя на фоне заката,
И даже не в том, чтобы
встрепенуться при звуке слов о
(здесь каждый думает о том, что ему ближе).
Не в том смысл, не в том расчет,
Чтобы сбежать, не осмелев остаться.
Жить. Быть не при чем.
Там, здесь, не зная, куда податься.
Веря только в то,
Что там где свет, там и фонарь,
И не все то солнце, что ярко светит.
Зная точно только то,
Что скоро будет февраль.
И за это точно
Никто не ответит.

Tags:

Oct. 19th, 2012

Сяду в промозглое утро
Как в калошу.
Волосы перед зеркалом в ванной
взъерошу.
Поставлю все точки над i,
под i – запятые.
Буду думать, какие нынче дни славные,
Золотые.
За окном бежит, прячется
В тренировочных штанах, в шинели.
То ли герой войны,
То ли просто человек с поля брани.
Во дворе люди ждут,
Простерли к небу длани.
Нет, не сегодня, вчера,
В крайнем случае, в позапрошлом веке.
Отведу взгляд,
Опущу глаза долу.
Что там подо мной?
Четыре этажа чужой жизни.
Постучу по батарее, слышите,
это я полу-
Получаюсь человеком
отныне и присно.
В Таукслахти я заехала, потому что увидела кладбище и решила там пройтись. Потом я решила поговорить с кем-нибудь из местных, а потом увидела машину с хлебом и решила, раз так, нужно купить свежего хлеба. Передо мной в магазине стояла тетенька. Был еще мальчик, но он не в счет, потому что брал лимонад. А тетенька сказала: "Мне булку и батон". Я напряглась, потому что никогда не была сильна в различении булок и батонов. Мне была нужна половинка хлеба и та штука, которую я бы запросто назвала и булкой, и батоном. Ну ладно, подумала я, разберемся. Моя очередь. Мне, говорю, один батон и одну булку (по ходу дела я решила заменить половинку хлеба на то круглое, темное и маленькое, что брала тетечка, подумав, что это явно одно из двух -- либо батон, либо булка). Но хотя я повторила дословно то же самое, что и тетечка, со мной этот номер не прошел. Меня стали засыпать вопросами. Вам тот батон или этот? И показывать на закрытые ящики. Я конечно не могла выбрать, потому что не видела, какой тот и какой этот. Тогда я сказала, что хочу хлеб и вон ту булку. Так тоже не вышло. Продавщица стала доставать из разных углов всякие булки и не булки и спрашивать, что же мне надо. Подключился народ, подсобравшийся в очереди. Ладно, говорю, мне вон тот батон (ну, уж это все-таки точно был батон) и вон тот круглый хлеб. По реакции публики я поняла, что делаю что-то не так. Что-то в моем выборе с чем-то не сходилось. Но что именно и с чем, было неясно. Мне очень хотелось исправиться. Даже не потому, что надоело топтаться у прилавка, а просто потому, что хотелось понять, в чем собственно дело. Осознав наконец, что толку от меня никакого, продавщица вместе с остальными, слава богу, перешли на понятный мне язык разговора с идиотами. Выяснилось, что тот круглый "хлеб", который я выбрала, не гоже брать с тем самым "батоном", потому что они оба белые, хотя один из них совершенно черный на вид. Берите этот, сказали мне. Он сладенький такой. (Уж это вообще не входило в мои планы, но я взяла). А "хлеб" какой? Я совсем скисла и выбрала какой-то круглый, который побольше "булки", которая, оказывается вообще не считается хлебом, потому что с отрубями. Ура! Я сделала это!

Tags:

Бабах

Что-то странное в звуках,
в стремлении биться.
Будто Баха на ухо выдохнул кто-то
и теперь нельзя откреститься.
Нельзя сделать вид, что не знал, не ведал,
никогда не слышал.
Будто люди, тысячи людей из снов --
кто в чем был, тот в том и вышел.
И теперь стоят на площади,
гремят ключами
То ли от райских кущ, то ли
от заветной двери,
За которой, знаешь,
ни Баха, ни другой какой трели.
Только звон в ушах
Как тишина в колыбели.
Все мои дороги по-прежнему ведут к Начо Дуато. Вот и пол года назад я собиралась это написать. И год назад... И ничего не изменилось. Все также он взирает на меня с высоты своего двадцатиметрового лица на перекрестке Московского и Обводного. Не завесь им лукавые рекламщики бывший универмаг, не знать бы мне, кто этот дивный очкарик с умными грустными глазами, как у Джима, который дай на счастье лапу мне. А так вот пожалуйста. Куда я не двинься, всюду упрусь в его суровый взгляд. Покачивает головой на ветру и говорит что-то голосом Венечки Ерофеева. Что-то вроде: "Опять у тебя, Катя, все не через то место получается". А я ему извиняясь так, но тоже кивая, чтобы не раздрожать: "Да уж так уж, дорогой Начо. Да уж так". И еду себе потихонечку дальше.

Tags: